Меню «Открыть / закрыть» Библиотека-читальня им. И.С. Тургенева - официальный сайт


Сразу же после смерти И.С. Тургенева в августе 1883 г. В.А.Морозова решила увековечить память великого русского писателя учреждением в Москве общедоступной бесплатной читальни (читального зала) и с этим предложением вошла в Городскую Думу. Читальня в память Тургенева, как она первоначально именовалась, была учреждена приговором № 47 Московской городской думы от 11/18 мая 1884 г. Спустя восемь месяцев по инициативе и на средства благотворительницы, почетной гражданки Москвы В.А.Морозовой в конце Сретенского бульвара по проекту архитектора Д.Чичагова для читальни было построено специальное здание.

Открытие Читальни в конце января 1885 г. стало неординарным культурным событием. Это первая городская публичная бесплатная читальня в Москве. До неё существовали только частные платные публичные библиотеки. Библиотека Московского публичного и Румянцевского музеумов, открытая для читателей в 1863 г., предназначалась лишь для занятий и в нее не допускали воспитанников средних учебных заведений. Читальня в память Ивана Сергеевича Тургенева с самого начала была ориентирована на всех москвичей.
Создание Читальни им.И.С.Тургенева стало удачным опытом сочетания благотворительности частного лица (Варвары Алексеевны Морозовой) и деятельности органа местного самоуправления. Оно также положило начало целенаправленной деятельности Московской городской Думы по открытию городских библиотек и организации широкого библиотечного обслуживания в Москве.

«Русские ведомости» об открытии читальни

«Вчера, 27 января, состоялось торжественное открытие городской бесплатной читальни, учрежденной в память И.С. Тургенева. 

Помещение ее не оставляет желать лучшего: высокий светлый зал, обставленный простой, но изящной мебелью, может поместить в себе до 100 человек. Вечером читальня освещается двумя большими газовыми лампами, по образцу той, которая освещает залу Думы. В библиотеке, кроме газет и периодических изданий, имеется до 3000 названий книг. Чтение книг и журналов бесплатное. Эта первая русская бесплатная читальня учреждена по примеру библиотек, существующих уже во множестве за границей. Насколько мы успели ознакомиться с составом книг читальни по каталогу, несколько экземпляров которого было роздано присутствовавшим, читальня имеет в виду самый разнообразный круг читателей. Хотя это и не «народная» библиотека в тесном смысле слова, но в числе ее книг и наименее образованный класс населения найдет обильный материал для чтения. Отдел книг духовного содержания и популярнейших изданий по разным отраслям знаний довольно богато снабжен, а также отдел технических знаний, в котором много сочинений, полезных для ремесленников и вообще представителей мелкого производства. Выбор книг сделан с надлежащей тщательностью, чему, как мы узнали, много способствовал предварительный просмотр каталога специалистами по разным отраслям знаний и литературы».

Временные Правила для чтения в городской читальне, учрежденной в память И.С.Тургенева

27 января помещение читальни было освящено, а 28* января распахнулись двери для первых посетителей читальни. На стене были вывешены листы большого формата с напечатанными правилами.

  • Читальня открыта в продолжение целого года, как в будни, так в воскресенье и табельные дни, за исключением нового года, воскресенья на Масляной неделе, всей Страстной недели, первых трех дней Светлой недели, последней недели июня и времени с 24 по 27 декабря. В первые три дня Страстной недели читальня открыта от 12 до 2 часов дня только для выдачи книг для чтения на дом.
  • В будни читальня открыта от 9 часов утра до 9 часов вечера, а в дни воскресные и табельные — от 11 часов утра до 6 вечера.
  • Каждый посетитель при входе получает от швейцара особую марку.
  • Явившийся в первый раз в читальню сообщает библиотекарю свое звание, имя, отчество, фамилию, род занятий и место жительства и вместе с этим обязывается подчиняться всем правилам читальни.
  • Каждый посетитель передает библиотекарю написанное на особом листке заглавие требуемого им сочинения.
  • Все книги, включенные в каталог, кроме особо ценных или подлежащих исключению, выдаются немедленно, если они никем не читаются.
  • При получении книги, посетитель оставляет полученную им от швейцара марку библиотекарю и библиотекарь хранит ее вместе с листком, на котором выставляется номер марки.
  • По возвращении книги библиотекарю, посетитель получает обратно свою марку; получение ее свидетельствует, что все взятое для прочтения возвращено в целости.
  • Каждый читатель может пользоваться только одним сочинением и не более как двумя томами оного.
  • Выданное сочинение читатель может оставить за собою для чтения на следующий день.
  • Не взятое на другой день сочинение может быть передано другому лицу. 
  • Посетители пользуются книгами и другими предметами с полной бережливостью, не делая на них заметок или каких-либо знаков. За сделанные им повреждения посетитель уплачивает по оценке библиотекаря.
  • Посетители имеют право заявлять в книге, положенной на видном месте, как желания свои о приобретении книг, в читальне не имеющихся, так и могущие встретиться неудовольствия на лицо, заведующее библиотекою.
  • Никто из посетителей не имеет права брать с собою книги и другие предметы, принадлежащие читальне. Принадлежащие посетителю книги оставляются у швейцара.
  • При входе в читальню оставляется у швейцара под марку верхняя одежда, а также мужские шапки, картузы, зонтики, палки и всякие другие вещи. Для обратного их получения возвращается швейцару полученная при входе марка.
  • Всякий шум и громкий разговор в читальной зале воспрещается.
  • Запрещается курить в читальной зале.
  • Виновные в нарушении этих правил или производящие какой-либо беспорядок в читальне удаляются из оной по распоряжению библиотекаря.   
(* 9 февраля по новому стилю

Контингент читателей

Во главе стояли различные учащиеся в средних и низших учебных заведениях, на долю которых приходилось 37 % всех посещений. Второе место занимала интеллигенция, куда можно отнести студентов, учителей и чиновников, лиц свободных профессий, военных и духовных; все вместе эти посетители составляли весьма значительную группу в 1 /5 всех посетителей, точнее в 21,3 %. Далее шли служащие в различных промышленных предприятиях, дававшие 13,1 % посещений, и, наконец, ремесленники и всякого рода рабочие, составлявшие четвертую по численности группу, на долю которой приходилось 12,3 % посещений. Означенные четыре группы охватывали более 4/5, а именно 83,7 % общего числа посетителей, и менее 1/5 их распределялось между тремя остальными группами, принятыми в отчетах и никогда не игравшими значительной роли среди посетителей читальни.  

Текущие дела и заботы

Письма Е.В. Власовой** к членам Управы 

К И.А. Лебедеву от 16 ноября 1887 г. 
Милостивый государь Иван Алексеевич!
Посетители читальни очень небрежно обращаются с выданными марками от платья: нередко случается, что марки бросают на стол, перепутывают, так что марка одного переходит к другому, и даже теряют.
Варвара Алексеевна советует вывесить в читальне объявление такого содержания: «Покорнейше просят хранить выданные марки от платья; потерявший свою марку получает платье только по окончании занятий».
Варвара Алексеевна желала бы, чтобы такое заявление было напечатано.
Можно ли пока вывесить написанное заявление?
В читальню поступило пожертвование от Г-на Пясецкого: «Наглядная таблица всемирной истории». Г-н Пясецкий выразил желание, чтобы эта таблица была повешена на стену, так как по своей величине она неудобна для выдачи.
16 ноября 1887 г.
Готовая к услугам Е. Власова
(** Е.В. Власова (урожденная Алексеева) — вторая, после В.И.Погребовой, заведующая читальней. Она была назначена на эту должность по ходатайству В.А. Морозовой в феврале 1885 г., когда первая заведующая В.И.Погребова уволилась по состоянию здоровья. До этого Е.В.Власова уже работала в читальне в качестве ее помощницы.)

К Н.А. Пузыревскому от 16 ноября 1887 г.

Многоуважаемый Николай Александрович!
Одна из люстр в читальне испортилась: когда ее зажигают, то газ вспыхивает несколько пониже горелки; говорят, что это происходит от того, что она в этом месте прогорела. 
От Сименса и Гальске*** приходили ее осматривать и сообщили следующее: для того чтобы починить люстру, ее надо разобрать; может быть придется исправлять только часть горелки (это будет стоить от 10 р. до 30 р.), или же всю ее переменить, что будет стоить 90 рублей.
Варвара Алексеевна поручила мне передать Вам, что она отказывается исправлять люстру на свой счет.
Мне было бы очень желательно, если бы Вы сами заехали к нам вечерком посмотреть люстру, но я бы просила Вас не приезжать завтра, во вторник, так как в этот день я в читальне не бываю, а мне бы очень хотелось переговорить с Вами.
(*** Сименс Эрнст Вернер (1816–1892) — немецкий электротехник и промышленник, ин. чл.-кор. Петерб. АН (1882). Основатель и главный владелец электротехнических концернов «Сименс и Гальске», «Сименс и Шуккерт» и др.) 

16 Ноября 1887 г.
Глубоко уважающая Вас Е. Власова

К И.А. Лебедеву от 4 октября 1889 г.
Милостивый государь Иван Алексеевич!
Я никак не могу придумать, чем можно заменить выражение «лица свободных профессий».
С истинным почтением
4 октября 1889 г.
Е.Власова

Литературные вкусы и требования, характерные для главнейших групп читателей 

В начале своего существования, — в 1885 г., — Тургеневская читальня состояла из 3.920 томов книг, не считая периодических изданий. С тех пор книжный инвентарь ее с каждым годом увеличивался и к началу 1904 г., т.е. в течение 19 лет, возрос до 9.379 томов, или почти в 21 /2 раза. По различным отделам каталога книжный инвентарь читальни в первый и последний год деятельности ее распределялся следующим образом:

Беллетристика 1.305 томов 33,5%
История и биография   573 тома 14,6%
Богословие и духовно-нравственные книги   388 томов 9,9%
Естествоведение и математика   374 тома 9,5%
Детские книги   288 томов 7,3%
С/х, промышленность, технологии и проч.   249 томов 6,4%
Общественные науки   220 томов 5,6%
География и этнография   213 томов 5,4%
История литературы, педагогика   196 томов 5,0%
Философия и психология     52 тома 1,4%
Смесь и энциклопедии     52 тома 1,4% 

Из воспоминаний читателей Тургеневки

Воспоминания скульптора Гаврилова

Москва 1916–1917 гг. Время чудовищной империалистической войны, время чудовищной бойни народов. Годы наступающего голода на Россию и местами вспышки восстаний, глухие подземные громы, нередко мешающие слушать громы войны. Медленно, но верно, иногда с перерывами, но все равно, медленно, но верно — шла Революция.  


Мы, ученики реального училища б. Фидлера, потом Бажанова, кончившие в 1917 г., весной, эту школу, не могли конечно, спокойно относиться к грядущим событиям. В самом училище об этих событиях и слухах было говорить трудно, были конечно «доносчики», и это грозило накануне выпуска большими неприятностями. Следовательно, встреча назначалась или у кого-нибудь из верных товарищей по классу или же встреча в «Тургеневке», как тогда называли мы Городскую читальню им. И.С.Тургенева у бывших Мясницких ворот. Там шел обмен сведениями и слухами, там шепотом читались газеты, оглядываясь по сторонам, толкая особо горячих ногой под столом. Когда же было особенно невтерпеж, то шли в «курилку», где уже открыто выражали свои мысли вслух, что нельзя было тогда делать на улице. 

В те прошлые дореволюционные годы число читающих было гораздо меньше, чем сейчас. Верхней галереи тогда не было, где сейчас отдел периодических изданий журналов и газет. Здесь были кабинеты, 3 или 4, для научных работников. Внизу же, где сейчас глухая стена против главного входа, было все открыто и за прилавком до самого верха была полка с книгами, откуда и происходила их выдача. В остальном зал нисколько не изменился, только вход в него стал сбоку, где устроена раздевалка, хотя главный тамбур открыт и не заделан, да еще появилась такая «роскошь» как рояль и цветы. А главное, что изменило лицо читальни, это конечно количество людей, в любое время дня, то количество, о котором тогда не мечталось. Тогда были наплывы, так сказать, периодически, т. е. в экзаменационные периоды. И то публика приходила только особо нуждающаяся, или же бедняк школяр, или студент, и еще учащиеся приезжие из провинции, те, которые снимали где-либо угол или комнату. Тут же можно было встретить и учеников б. школы живописи, ваяния и зодчества, реалистов школы Бажанова, гимназисток из гимназии Шаховской и Виноградской и студентов Московского университета. В воскресные же дни можно было видеть публику другого характера, т.е. любознательных приказчиков, рабочих и служащих, и, конечно, как всегда тогда «самоучек», этих, правда, можно было встретить в вечерние часы и в будни, тип резко отличавшийся от всех посетителей других и скромностью одежды, если не совершенной бедностью, равнодушием ко всему окружающему, за исключением книг и бумаг, находящихся около него. Кто они, где они и что с ними стало после Октябрьской революции, когда для них, этих мечтателей и бедняков, но энтузиастов знаний, открылись наконец двери учебных заведений. 

Но что приятно, когда входишь в залу и садишься за работу, эта та же милая тишина, как и в прошлом, то же шуршание листов переворачиваемых страниц, тот же шопот у регистратора и та же не остывшая внимательность к нуждам посетителя. 

Тот же портрет И.С. Тургенева, в той же строгой черной раме, как и до революции. Дорогой читальный зал милой старой «Тургеневки». Наша юность и наш первый источник прошлого, давший нам силы на борьбу за настоящее. 

25 сентября 1957 г. Скульптор Гаврилов 

Воспоминания С.Н.Дурылина 

Я принадлежу к числу старейших читателей библиотеки-читальни им. Тургенева. Я стал посещать ее со второй половины 90-х годов.


Тогда это была единственная в Москве библиотека-читальня с хорошим подбором книг, открытая для всех. Мне приходилось ходить к Мясницким воротам издалека, из Гаврикова переулка, и просиживать за книгой долгие часы.

В то время как гимназические библиотеки отличались крайней скудостью, нарочито ограниченным подбором книг, в Тургеневской читальне открывался для пытливого юного ума и чувства свободный выход в необъятный простор мировой мысли и литературы. Это значение Тургеневская читальня имела для многих тысяч людей моего поколения. Среди ее читателей было, перед первой революцией, много читателей из рабочей среды. 

Для рабочей молодежи Тургеневская читальня была местом, где они впервые встречались с Пушкиным и Гоголем, Тургеневым и Белинским. В библиотеке не было никакой казенщины, не требовалось никаких формальностей для того, чтобы стать ее постоянным читателем. Это был радушный демократический уголок в Москве 1890– 1910 годов. Туда тянуло всякого, кто почувствовал живую тягу к книге.

В новую советскую эпоху Тургеневская читальня вошла с прочными демократическими заветами свободного просвещения и истинно народной культуры. Не нужно говорить, как укрепились эти заветы истинного демократизма в советскую эпоху, обогатившую Тургеневскую читальню широчайшим потоком новых книг, ранее недоступных для нее. Несмотря на то, что в Москве в настоящее время находятся сотни библиотек и читален, широко открытых для читателей, Тургеневская читальня и поныне остается едва ли не самой любимой среди них. (Всесоюзная библиотека им. Ленина остается, конечно, вне всяких сравнений по своему исключительному значению для всей страны).

Нигде, как мне кажется, читатель не встречает такого искреннего гостеприимства, как в Тургеневской библиотеке-читальне. В ней, правда, 
бывает не только тесновато, но и попросту тесно, но «в тесноте да не в обиде». Этой «обиды» — сухой казенщины по отношению к читателю, равнодушия к его запросам, безразличия к его живым личным потребностям в той или иной книге, — читатель Тургеневской читальни не испытывает никогда, а потому готов мириться с «теснотою». Здесь книга сама идет навстречу читателю. Мне приходится быть теперь, на склоне лет, уже не читателем, а лектором в Тургеневской читальне, и когда я читал здесь лекции о Тургеневе, о Пушкине, я поражался отзывчивостью моих слушателей, до тесноты переполнявших зал. Было видно, что они, благодаря радушию библиотеки, так полюбили книги Пушкина, Тургенева, что готовы без конца слушать о тех, кто написал эти книги. Библиотека превращается в лекторий, в Народный университет, и только теснота помещения, теснота средств служит препятствием тому, чтобы это действительно осуществилось, чтобы библиотека-читальня им.И.С.Тургенева превратилась в библиотеку — читальню — лекторий — народный университет имени И.С. Тургенева. 

23/IV–1950 г. Профессор, доктор филологических наук С. Дурылин